Корзина

VirtueMart
Ваша корзина пуста.

Валюта

Информация: Ваш браузер не принимает cookies. Если Вы хотите положить товары в Вашу тележку и купить их, то Вам необходимо включить cookies.

Информация: Ваш браузер не принимает cookies. Если Вы хотите положить товары в Вашу тележку и купить их, то Вам необходимо включить cookies.
PDFE-mail
Карадаг. ВоспоминанияКраткий курс психиатрии. Международная классификация болезней (1

Киммерийские сумерки, Киммерийская весна, Дом поэта
Увеличить


Киммерийские сумерки, Киммерийская весна, Дом поэта

Цена: $1.00

Задайте вопрос по этому товару

120 Normal 0

Здравствуй ты, в весне распятый, Мой торжественный Коктебель!

М. Волошин

 

 

Куца бы не ездил Волошин, куда бы не занесла его судьба, душа его всегда тяготела в Киммерии, он всегда возвращался в свой излюбленный Кокте­бель. А. П. Остроумова-Лебедева вспоминала: «.. .Максимилиан Александрович очень любил Кок­тебель. Понимал, как никто, его изысканную и терп­кую красоту. Мать его и он были пионерами этих мест. В молодые годы он исходил горы и степь на много километров кругом».

Переполненный впечатлениями, накопленны­ми от созерцания природы разных стран, и обога­щенный достижениями мирового искусства пейза­жа, Волошин в поэзии и живописи выразил свою любовь к Киммерии и ее сердцевине — Коктебелю

(циклы стихотворений «Киммерийский сумерки» и «Киммерийская весна».

В статье «Константин Богаевский» Волошин дает характеристику этой древней земле: «Кимме-рией я называю восточную область Крыма от древ­него Сурожа (Судака) до Босфора Киммерийского (Керченского пролива), в отличие от Тавриды, за­падной его части (Южного берега и Херсона Тав­рического)...

Образ Киммерии — «гомеровской страны» станет одной из главных и самых проникновенных тем лирики М. Волошина. Исходными моментами явления киммерийской темы были: пустынное ве­личие коктебельских берегов, а также исторические и легендарные сведения о Крыме и населявших его древнейших народов, содержащиеся в произведе­ниях древнегреческих авторов, в частности, Гоме­ра, Геродота, Страбона.

Источником поэтической силы Волошина слу­жило не только живое чувство природы и любовь к многообразной красоте мира. Обостренное воспри­ятие природы постепенно соединялось с запасом приобретенных знаний. Ландшафт Коктебеля будо­ражит фантазию. «Застывшие усилья» могуще­ственных стихийных сил природы особенно отчет­ливо видны на Карадаге — горной гряде вулкани­ческого происхождения.

«Огонь древних недр и дождевая влага

Двойным резцом ваяпи облик твой —

И сих холмов однообразный строй,

И напряженный пафос Карадага...

(«Коктебель»)

В образе Киммерии для Волошина органи­чески сливались темы приролы и истории с темой человека. Внутренним волнением пронизаны стро­фы стихотворения «Полынь», открывающие цикл «Киммерийские сумерки»

 

«Костер мой догорал на берегу пустыни.

Шуршачи шелесты струистого стекла.

И горькая душа тоскующей полыни

В истомной мгле качалась и текла».

 

Киммерийские стихи Волошина глубока ли­ричны и драматичны. В ним, несомненно, отрази­лись и переживания поэта после разрыва с Марга­ритой Сабашниковой. Лирическое «Я» поэта, жив­шего на этой земле, получило свои характерные черты в соответствии с его внутренними пережива­ниями. Умиротворенной печалью и ощущением вечности проникнуты стихи о древней земле, о море, о рдяных закатах.

Отстой культур волновал художественное во­ображение Волошина. Размышления над прошлым Киммерии наполняло его поэзию историческим взглядом на землю («Здесь был священный лес», «Над зыбкой рябью вод», «Гроза», «Моя земля хра­нит покой», «Одиссей в Киммерии», «Опять бреду я босоногий», «Каллиера»).

Также были близки ему широкие просторы коктебельских предгорий и полынных лугов. Он чув­ствовал душу трав, растущих среди камней («Твоей тоской душа томима...»). Человеку Волошин несет «лучшее из наваждений земли» — все, что ему уда­лось почерпнуть в своем проникновении в плоть и душу природы:

 

«Выйди на кровлю... Склонись на четыре

Стороны света, простерши ладонь!

Солнце... вода... облака... огонь...

Все, что есть прекрасного в мире!..»

 

Высочайшего драматизма, предельной полно­ты и глубины в изображении пейзажа Киммерии и

Коктебеля Волошин достигает в программном сти­хотворении «Дом поэта» (1926). От внешних форм и красок современного пейзажа его мысль устрем­ляется к отдаленным политическим катаклизмам, проникает в историю смены народов, населявших Киммерию, в культурные слои земли, вплоть до со­бытий революционных лет. Это стихотворение спра­ведливо считают одним из лучших произведений поэта.

Так поэт помогает читателю постичь внутрен­ний смысл законов природы, первозданную красо­ту, исторический пейзаж и приобщает его к изобра­жаемой им Киммерии — этой древней и всегда юной земле.

Т. М. Свидова





Изменено: Tuesday, 25 April 2017 07:43

Поиск книги