Крымская Скифия. Часть 5

 

Греческие надписи и скифские крепости.

В начале XIX  в. в Южной России и в Крыму заметно возрос интерес к древней истории. Для сохранения памятников, интенсивно уничтожавшихся грабителями и разбиравшихся разного рода строителями и проведения раскопок в научных целях,  здесь стали формировать систему музеев, возникло Одесское Общество истории и древностей. Такой ход событий способствовал развитию целенаправленных археологических исследований. Именно поэтому, в 1827 г. начался первый, собственно археологический этап изучения позднейших скифских памятников. Известный собиратель древностей А. И. Султан Крым Гирей приобрел случайно найденную на городище Керменчик, близ окраины Симферополя  плиту с изображением всадника, а так же плиты от постамента статуи, в которой  упоминалось имя царя Скилура и посвящение Зевсу Атабирию и Афине Линдской. Примерно тогда же  на Керменчике был найден клад из 165 монет от эллинистического времени до 217-218 гг. н.э. (Тункина, 2002, с. 543). Публикация находок вызвала большой интерес в Южной России. Памятник осмотрел основатель Никитского Ботанического сада, археолог-аматор, академик Х. Х. Стевен, признавший его древней крепостью, хотя определенного мнения о названии не высказал. Решительно повел себя археолог И. П. Бларамберг – директор Одесского археологического музея. Он провел небольшие раскопки, обнаружив плиту с изображением двух мужчин и несколько иных, правда, не столь ярких артефактов. На основании анализа результатов исследований И. П. Бларамберг заявил об открытии им Неаполиса, города греков - родосцев, основанного в глубине Крыма и служившего резиденцией скифского царя Скилура (Бларамберг, 1889). Две остальные крепости - Палакий и Хабеи, по мнению ученого, должны были размещаться в районе Севастополя и в Отузской долине, неподалеку от Судака. В его представлении царство Скилура простиралось на весь Горный Крым от Херсонеса до Феодосии, а на материке включало греческий город Ольвию, подчиненный скифами. Выводы основывались исключительно на изучении рельефов и эпиграфических памятников. Тогда же был составлен первый план городища.

В округе Симферополя в 1834 г. интересные работы произвел швейцарец Ф. Дюбуа де Монпере (Montpereux, 1843). Он обследовал городище Неаполя-Керменчика и составил план с указанием сохранившихся руин, ныне окончательно исчезнувших. Тогда же Дюбуа раскопал погребения на Восточном некрополе городища, зачистил ограбленный склеп с росписями на Западном некрополе, осмотрел расположенное неподалеку от Неаполя городище Кермен-Кыр. Побывал на Неаполе и председатель Одесского археологического общества Н.

Мурзакевич, описавший остатки города (Мурзакевич, 1837). В 1853 г. городище Керменчик изучал А.С. Уваров (Уваров 1854), обнаруживший новую надпись, посвященную Ахиллу Понтарху. Ему же принадлежит идея раскопок неапольских зольников, которые он первоначально рассматривал как курганы над могилами владык Скифии. Но в целом «неапольское» направление исследований, при ограниченных возможностях и задачах российской археологии  середины XIX столетия, несмотря на начало дискуссии о локализации Неаполя и на опыты раскопок, исчерпало себя за несколько десятилетий. 

Заметную роль в становлении крымской археологии во второй четверти XIX века сыграли исследования археолога и краеведа А. Фабра. Если в области топонимики Фабр оказался носителем традиции, возникшей еще до Бларамберга, то в других аспектах исторической географии был независим от своих предшественников. Он рассматривал тавро - скифов как скифов - горцев, оградивших свои владения в предгорьях линией небольших крепостей, начинавшейся в районе Севастополя - Балаклавы и заканчивавшейся у Феодосии (Фабр, 1859). Им были обнаружены три небольших скифских укрепления: на р. Зуя (Борут - Хане), на г. Монтанай (Коныч) и на р. Бурульча (Меловое), расположенных вдоль границы степи и предгорья к востоку от Керменчика - Неаполя. 

Именно на отдельные результаты полевых исследований Фабра опирался П. И. Кеппен, представивший в 1837 г. на суд просвещенных современников фундаментальный труд о древностях Крымского Нагорья и Южнобережья. В этой работе определенное место было отведено и позднескифским памятникам. В основу рассуждений Кеппена был положен тот непреложный факт, что тавро – скифы владели склонами Таврических гор, а в северной части предгорья при каждом из проходов, ведущих в глубину горного массива, располагались древние укрепления или посты (Кеппен, 1837. С. 2). Мнение Кеппена нашло полную поддержку А. С. Уварова, посчитавшего Неаполь - Керменчик главной крепостью системы, ключом оборонительной линии (Уваров 1854. С. 525).