1. Краткий обзор нарративных и эпиграфических источников

Калос Лимен неоднократно упоминался многими позднеантичными авторами при описании прибрежной полосы Таврики. Так, Помпоний Мела в своем “Землеописании” указывает, что выше земель тавров находится удобный залив, называемый за это «Прекрасной Гаванью» [Pomp. Mela, II,3]. Однако, судя по общему контексту, он смешивает вместе две гавани херсонесцев — Симболон Лимен и Калос Лимен. Более точные данные содержатся в перипле Флавия Арриана, совершившего объезд Эвксинского Понта в 134 г. н.э. Вначале он указывает расстояние от Керкинитиды до Калос Лимена — семьсот стадиев, при этом дополняя, что эти два пункта расположены в землях скифов [Arr. PPE. 30]. От Калос Лимена до Тамираки 300 стадиев [31]. В более поздней редакции этого перипла — Псевдо Арриана (ок. V в. н.э.) упомянутые расстояния дополнены римскими милями, а само описание побережья дано более полно:“… Береговая линия Херсонеса Таврического, от гавани Афинеона до Прекрасной Гавани, в объезде составляет 2600 стадиев , 346 2/3 мили ... [82]; ... от Коронитиды или Керкинитиды в херсонесской земле 700 стадиев, или 93 1/3 мили. От Калос Лимена до реки Истра или Данубия опять обитают скифы. За Прекрасной Гаванью начинается залив, называемый Каркинитским и простирающийся до Тамираки; он имеет в длину 2250 стадиев, или 300 миль [83]. Клавдий Птолемей в своей карте Европы дает координаты описываемого населенного пункта: 590 — 47 045/ [Ртоl.,III, 5,1].
В.В.Латышев на основе углубленного анализа текста Географии Страбона пришел к выводу, что в том месте, где этот автор описывает Северо—Западный Крым, имеется довольно большой пропуск. В нем, по его мнению, пропало более или менее подробное описание побережья от выхода из Каркинитского залива до Севастопольского рейда, где и упоминался Калос Лимен [Латышев, 1909, с.130, сл.; Он же,1947, с.202]. Но ученый не исключал и той возможности, что под Прекрасным Портом у Страбона [Strabo.,VII, 4, 2] подразумевается “ ... маленький городок и еще один залив херсонесцев” [Латышев, 1909, с.129, сл.]. К довольно сходным взглядам, анализируя труд Страбона, пришли до него многие другие исследователи [Брун, 1879, с.69 и др.].
Весьма странным выглядит то, что при описании западного побережья Таврики Плиний Старший, упоминая Керкинитиду, Херсонес, Бухту Символов, нигде даже не вспоминает про Калос Лимен [Plin., II,84,85]. Вполне возможно, что при написании своего труда он пользовался какими то документами, относящимися еще к I в. до н.э. Именно в это время на памятнике фиксируется период временного запустения.
Наиболее поздним документом, где можно встретить упоминание Калос Лимена, является труд Иордана “GETICA”, написание которого традиционно относится к середине VI в. н.э. Так, вслед за Ольвией он упоминает город Каллиполиду, в названии которого можно усмотреть искаженное название Калос Лимена [Iord. Get. I. 32]. Перечень населенных пунктов за ней только подтверждает высказанное предположение – Херсон, Феодосия и др. [Iord. Get. I. 32].
Кроме письменных источников, Калос Лимен упомянут в трех надписях. В первой из них — Присяге граждан Херсонеса [IosPE, I2, № 401] — херсонесцы клянутся не предавать Калос Лимен врагам, а также прямо или косвенно не потворствовать отторжению этого городка. При этом Калос Лимен всегда стоит на третьем месте, после самого полиса и Керкинитиды. Пока не существует единого мнения о датировке данной присяги. Время ее принятия относят от конца IV в. до н.э. до конца первой четверти — трети III в. до н.э. (подробно библиография по этому вопросу рассмотрена: [Виноградов, Щеглов,1990,с. 343;Ланцов, 1991,с.121; Saprykin, 1994, р.73; Saprykin, 1997, р.192]).
Еще два декрета, где сохранилось название Калос Лимена, относятся к эпохе позднего эллинизма. Первый из них — надпись на оборотной стороне мраморного постамента бронзовой статуи Диофанта, военачальника царя Понта Митридата VI Евпатора [IosPE, I2, № 352]. В ней говорится, что чествуемый херсонеситами полководец во время второй, зимней кампании против крымских скифов “...повернул в приморские местности, овладел Керкинитидой и «Стенами» и приступил к осаде жителей Калос Лимена”. Интересно, что в декрете не говорится об окончании начатой осады. По всей видимости, ее завершил отряд херсонесских граждан, оставленный под стенами Калос Лимена Диофантом, при выступлении всей остальной понтийской армии против войска Палака. Это подтверждает надпись (очень сильно фрагментированная), обнаруженная в 1898 г. в Херсонесе [IosPE, I2, № 353], в которой упоминаются херсонесцы, отличившиеся в окрестностях Калос Лимена. В пользу перехода указанного населенного пункта под власть Херсонеса косвенно говорит и то, что после победы над объединенным войском скифов и роксоланов (ревксиналов) “Диофант ...не теряя ни минуты в бездействии, в начале весны выступил на Хабеи и Неаполь..” [IosPE, I2. .№ 352]. Из этого следует, что понтийское войско на протяжении части зимы расположилось в отвоеванных населенных пунктах, из которых ближайшими от места сражения с варварами были Керкинитида и Калос Лимен.