2. Проблема локализации

Толчком к изучению античных и средневековых древностей Крыма послужило вхождение полуострова в 1793 г. в состав Российского государства. Именно с этого времени в Тавриду буквально хлынул поток как российских, так и зарубежных путешественников и исследователей. Как правило, все они принадлежали к высшим слоям общества, чаще всего имели классическое образование и были хорошо знакомы с трудами античных авторов. Поэтому уже к концу XVIII в. относятся первые попытки локализовать на местности отдельные населенные пункты, упоминавшиеся в древних землеописаниях. Это дополнительно подогревалось и внешней политикой, которую проводило царское правительство, стремясь обосновать захват Северопричерноморских земель и Крыма преемственностью России Византийской империи. С этой целью ряду вновь основанных городов были даны древнегреческие названия, однако при этом допущены ошибки, вызванные полной неизученностью полуострова. Только с конца первой половины XIX в. к проблеме локализации известных по письменным источникам древних населенных пунктов и соотнесению их с открываемыми древними поселениями приступили отечественные ученые. Приведенные выше поверхностные, крайне отрывочные упоминания Калос Лимена служили на протяжении XVIII — XIX вв. собственно единственным подтверждением существования этого населенного пункта. Но из—за того, что не был решен вопрос о местонахождении других, более крупных, греческих центров, таких как Херсонес, Ольвия, Керкинитида., а также из—за крайней путаницы в античных периплах перед учеными вставали сложные, иногда неразрешимые на том уровне знаний задачи. Это давало слишком широкое поле для различных, зачастую взаимоисключающих, предположений. Крайне негативно на это повлияло и отсутствие каких—либо материалов, которые могли быть получены только при проведении значительных археологических работ. Исследования А.И.Шмакова неподалеку от Ак—Мечети, о которых будет сказано ниже, а также довольно пренебрежительное описание увиденного им городища только запутали вопрос локализации Калос Лимена. Поэтому долгое время точное местоположение херсонесского городка оставалось неизвестным.
Мнения ученых XIX — начала XX вв. по поводу местонахождения Калос Лимена можно разделить на две значительные группы. Первая из них локализовала его за пределами территории Крымского полуострова, на северном берегу Каркинитского залива. Так, З.Аркас, основываясь, как, впрочем, и все упомянутые далее исследователи, на анализе перипла Арриана, предложил сразу три пункта, где мог находиться Калос Лимен: первый — в Ак—Мечетской бухте, второй — сразу за Перекопом и третий, на котором он собственно и остановился, — на северной оконечности Тендры, “ ...где есть хорошее якорное место и на берегу находился храм Ахиллеев...”[Аркас, 1853, с.148,сл.]. Ю.А. Кулаковский помещал Калос Лимен в том же районе, на берегу Джарылгачского залива, между Каланчаком и Тендровской косой [Кулаковский, карта]. У устья реки Каланчак, впадающей в упомянутый уже залив, искал его Ар.В.Логвинов. При этом он предполагал, что само название Каланчакского лимана и селения Каланчак произошло от видоизмененного Калос Лимен [Логвинов, 1910, с.195, 197].
Вторая, более значительная группа исследователей определяла местоположение Калос Лимена в Северо—Западном Крыму. Так И.М.Муравьев—Апостол считал, что Калос Лимен находился в районе Ахтиарской (Севастопольской) гавани [Муравьев—Апостол,1823, с.65]. В районе Сары—Булатской (современной Бакальской) косы — Гейль [1819, с.76]; Тетбу де Мариньи [Taitbout de Marygny E, 1850, 1850, III, р. 125, № 17]; Нейман [Neumann, 1855, р.372 – 378]; Бурачков П.О. [Бурачков, 1875, с. 122; 1881, с. 240]. Причем последний, основываясь на собственных наблюдениях, писал “..Далее за этим следует Ак—Мечетская бухта, отождествляемая многими исследователями с Калос Лименом. Действительно, сейчас древнее название отвечает ему как нельзя более истинно этому очаровательному месту” [Бурачков,1875, с.125]. Далее он замечает, правда, что не имеет права ставить себя в противовес с древними авторами, что указанная небольшая бухта должна была казаться грекам опасною [Бурачков,1875, с.125]. Упомянув затем, что при бухте находится крайне мало (?) курганов и обнаружено очень мало обломков древней керамики, он исключил возможность нахождения здесь Прекрасной Гавани, дополнительно указав, что скорее он согласен с Тетбу де Мариньи, локализовавшим здесь место, названное итальянцами Varango Limen. Калос Лимен, как уже говорилось ранее, он отнес к гавани при Сары Булате [Бурачков,1875, с.126].
В глубине Ак—Мечетской бухты, на северной окраине одноименного населенного пункта, Калос Лимен помещали Тунманн [Тунманн,1936, с. 42], Келлер [Kohler,1826, р.616]; В.Х.Кондараки [1875, с. 18,19], Ф.К.Брун [1879, с.69; 1880, с.7; 1899, с.218]; Юргевич [1881, с.34]; Минс [1913, р.267]. Против последнего мнения решительно выступал Бертье Делагард, писавший что Калос Лимен не может находиться на месте маленького укрепленьица [1907, с.192, сл.]. В.В.Латышев, рассмотрев существующие к тому моменту точки зрения, оставил вопрос открытым, хотя более склонялся к Ак—Мечетской бухте [Латышев,1909, с.154].
Последняя четверть XIX — начало ХХ вв. были ознаменованы новым для изучения истории Западной Таврики периодом — началом крупномасштабных исследований на окраинах Севастополя и Евпатории [подр. библиографию см. Качарава, Квирквелия, 1991], где удалось уверенно локализовать Херсонес Таврический и Керкинитиду. Это, а также небольшие раскопки, ведшиеся на Ак—Мечетском городище (о них будет сказано позднее) [Моисеев, 1929, л. 1 — 27; Шульц, 1937, с. 252, сл.; 1941, с. 269, сл.] дали основание считать, что именно в глубине Ак—Мечетской бухты находился Калос Лимен [Наливкина, 1934, с. 162; 1957, с. 278; Жебелев, 1935, с. 915; Гриневич, 1949, с.155, сл.]. Результаты последних работ полностью подтвердили данное предположение. Здесь следует еще раз остановиться на перечне всех аргументов в пользу локализации данного памятника у Ак—Мечети (совр. пгт. Черноморское)
1.Полностью совпадает расстояние между Керкинитидой и Калос Лименом, указанное в позднеантичных периплах [подробный анализ см.: Акбунов, 1981, с.139, сл.; 1987, с.118, сл.].
2. Судя по присяге граждан Херсонеса [IosРЕ, I2, № 401] Калос Лимен был третьим как по значимости, так и по величине населенным пунктом Херсонесского государства. Как показывают современные обмеры памятника, руины Ак—Мечетского (Черноморского) городища по занимаемой площади — более 2,5 га (а учитывая размыв берегового клифа — и 3 га), — ограниченной остатками крепостных стен, уступают в Западном Крыму только двум, уже упомянутым выше памятникам.

3. Раскопки последних лет, проведенные на городище, показали, что оно имело мощные оборонительные сооружения, ортогональную планировочную структуру с блокировкой комплексов в кварталы правильных конфигураций; внутри населенного пункта располагались ордерные культовые и общественные постройки. Все это, в свою очередь, соответствует структуре античного полихниона (городка). Судя по тексту херсонесской присяги в состав полиса кроме самого Херсонеса входило еще два центра городского типа, один из которых — Керкинитида — уже надежно локализован.

4. Все имеющиеся в нашем распоряжении данные: строительная техника построек, планировочная структура, предметы материальной культуры, указывают на вхождение его в сферу экономического и политического влияния Херсонеса;

5. Результаты производившихся на Черноморском городище археологических исследований подтвердили, что здесь происходили события, отмеченные по эпиграфическим источникам в Калос Лимене [IosРЕ, I2, № 352, 353].

Все приведенные выше аргументы полностью подтверждают локализацию на месте Ак—Мечетского городища античного городка Калос Лимена.