5. Топография объекта, археологическая карта Калос Лимена и его округи

Первый археолого—топографический глазомерный план местности к Калос Лимену был составлен в 1929 г. Л.А.Моиссевым, во время работ экспедиции Херсонесского музея в Ак—Мечеть [Моисеев, 1929, рис. 1] . На него были нанесены не только шурфы и раскопы того времени, но и дано направление выборок крепостных стен. Это позволило исследователю установить не только примерную площадь населенного пункта, но и его конфигурацию (рис.5).
Во время обследования памятников Северо—Западного Крыма в 1932 — 1934 гг. Евпаторийской экспедицией ГАИМК составлялась и их мензульная съемка. Не стал исключением и Калос Лимен (рис.7). Этот план на протяжении более 50 лет служил основой (причем крайне несовершенной), на которую наносились все существующие к тому времени раскопы (рис. 9). Он был опубликован в монографии А.Н.Щеглова [Щеглов,1978, рис.25], а впоследствии, в крайне искаженном виде, приведен в многотомнике Археологии СССР [АГСП, 1984, табл. XXIII , рис. 2].
Последний, наиболее точный план был сделан в ходе работ Западно—Крымской экспедиции (масштабы 1: 500 и 1: 200). На него нанесены не только все раскрытые в процессе археологических работ 1929 — 2002 гг. строительные остатки, но и объекты, выявленные за пределами памятника в процессе многочисленных шурфовок и разведок (рис. 16). Он и послужил основой для составления подробной археологической карты Калос Лимена (рис. 4).
 Само городище представляет к настоящему времени прямоугольное всхолмление, размером 230 х 136 м, вытянутое с востока на запад и возвышающееся над окружающей местностью на 2 — 3 м. В восточной части памятника уровень культурных отложений резко повышается (на 1,0 — 1,5 м над всей остальной территорией). В поперечном сечении напластования Калос Лимена представляют собой фигуру, близкую к трапеции, ограниченную в пределах остатков крепостных стен, внутри которых и происходило накопление слоев, связанных с процессом жизни на данном поселении. Судя по тому, что крайне разрушенные морским прибоем остатки строений городища находятся на большом расстоянии от современного берега Ак—Мечетской бухты, можно с уверенностью предположить, что морскими водами в процессе фанагорийской регрессии была уничтожена, по крайней мере, 1/10 часть памятника. Это подтверждают в значительной мере и результаты аэрофотосъемки.
К востоку от оборонительных рубежей крепости на 3 — 4 м возвышается зольник, датируемый по подъемному материалу первыми веками н.э., хотя его нижние напластования подстилают эллинистические поверхности (рис. 4, Б 1). Еще несколько зольников, с сильно расплывшимися насыпями открыты как к северу, так и к югу от Калос Лимена. В первом случае, время образования древней мусорной свалки относится к концу IV в. до н.э. Она продолжала функционировать вплоть до I в. н.э., примыкая почти вплотную к крепостным стенам (здесь толща ее напластований достигала более 2,5 м, а на удаленности в 50 м от них (в зависимости от рельефа) — от 0,5 до 1,5 м.
Зольные выбросы к югу от городища занимали огромную площадь (более 1 га) и заполняли балку, вплоть до древнего берега бухты (рис. 4, Б 2, 3). Самые ранние находки, представленные краснофигурными сосудами и фacосскими и гераклейскими клеймами, относятся к середине IV в. до н.э. Эта свалка функционировала почти без перерыва вплоть до гибели поселения в первых вв. н.э.
Уже на расстоянии 150 м. к северу и северо—западу от оборонительных стен Калос Лимена раскрыты остатки различных сооружений: круглой башенной постройки с кольцевой оградой, функциональное назначение и время возведения которой остается неясным [Щеглов, 1967; 1978, с. 62 — 63 (прим.)] (рис. 4, Ж 2); руины строений являвшихся, вероятнее всего, остатками усадеб (рис. 4, Ж 1, 3,4). Часть из них находится на глубине более 0,5 — 1,5 м ниже уровня моря. Им синхронны и зольники, также оказавшиеся затопленными водами Ак—Мечетской бухты. Судя по сборам автора, время их появления можно отнести ко второй половине IV в. до н.э. На самой дальней оконечности мыса, прикрывавшего залив с севера, выявлены огромные обработанные блоки, частично обрушившиеся на береговые скалы (рис.4, Е). Не исключено, что именно здесь мог находиться один из маяков, позволявших судам беспрепятственно заходить в бухту в ночное время.
К скифскому периоду относятся руины построек к северу и востоку от памятника, входивших в инфраструктуру этого периода: городище – пригород (рис. 4,Г). Их остатки, вместе с хозяйственными ямами постоянно обнаруживаются в современных траншеях и перекопах. По имеющимся сейчас данным, здания располагались без какого—либо плана и отстояли друг от друга на значительном расстоянии.
Греческому городку и скифскому городищу был синхронен некрополь, расположенный тремя компактными группами. Самая южная из них (нанесенная на план 1898 г), к настоящему моменту, полностью уничтожена (рис. 4,Д 2). Bторая, в верхней части водораздела, а также по скалистым склонам неглубоких балок, находится в 500 м к юго—востоку от памятника (рис. 4, Д 2). Tретья — расположена на скалистом увале, в 400 м к северу от крепостных стен Калос Лимена (рис.4, Д 3).
В заключение необходимо отметить, что большая часть из рассмотренных объектов, за пределами городища (часть северного и почти весь южный зольники; большая часть скифского пригорода, 1/3 северного курганного некрополя), попала под современную застройку, что делает практически невозможным их исследование в будущем. Вследствие значительного антропогенного воздействия в плачевном состоянии находятся и некоторые другие пункты. По сути, планомерному изучению без каких—либо ограничений может быть подвергнута территория самого городища и зольник к востоку от него, а также значительная часть юго—восточного курганного некрополя.