6. Стратиграфия и хронология (1)

Стратиграфия и хронология как основа периодизации Калос Лмена никогда не были предметом специального изучения в истории данного населенного пункта. На первом этапе этому мешала не разработанность методики проведения полевых исследований, а впоследствии — недостаточное количество данных вследствие незначительности раскрытой площади. Так, на начальном этапе Л.А.Моисеев, а за ним и П.Н.Шульц свое основное внимание сосредоточили на исследовании и описании фортификационных и погребальных сооружений, в то время как синхронные им отложения оказались лишь бегло и поверхностно описанными [Моисеев, 1929 а, с. 8; Шульц, 1933, с.25; 1941, с.269, сл.]. При раскопках М.А.Наливкиной и А.Н.Щеглова стратиграфическая фиксация культурных напластований также не проводилась, однако было составлено довольно подробное описание изученных слоев. М.А.Наливкина выделила три основных горизонта: верхний, перемешанный с находками VIII — IX вв. н.э.; средний, насыщенный рушеным камнем с керамикой II — III вв. н.э., и третий, нижний, залегающий на скале, датируемый IV — II вв. до н.э., синхронный времени существования греческого Калос Лимена [Наливкина, 1957, с.271, сл.]. Проведенные в 1959 г. небольшие раскопки советско — польской экспедиции мало что дали для понимания стратиграфии и периодизации городища. Одним из немногих положительных моментов данных исследований стало выделение зольного слоя, который М.—Л. Бернар отнесла ко времени Диофантовых войн, правда, без какой—либо аргументации [Bernhard, 1961, р.9].
В 1962 — 1963 гг. А.Н.Щеглову, руководившему работами Тарханкутской экспедиции Херсонесского музея, удалось сделать описание пока единственного полного стратиграфического разреза городища, данное по обрезу хозяйственной траншеи, перерезавшей памятник поперек с юга на север. Он отметил, что четко выявлено не менее пяти стратиграфических горизонтов. Первый из них содержал керамику VIII — IX вв. н.э.; второй (позднескифский) II — III вв. н.э.; следующие два зольно—мусорных слоя несли в себе следы пожаров и разрушений, отнесенных ученым ко времени Диофантовых войн, и наконец, нижний, горизонт залегал на поверхности скалы и датировался по находкам второй половиной IV— II вв. до н.э. [Щеглов, 1967, с. 237; 1978, с.20]. Впоследствии нижнюю границу яруса исследователь по аналогии с комплексом поселения Панское 1 отнес к самой середине IV в. до н.э.[Щеглов,1986, с. 169]. Им же было сделано много ценных замечаний по топографии Калос Лимена и проведена попытка реконструкции береговой линии Ак—Мечетской бухты в античное время (хотя последнее во многом оказалось ошибочным) [Щеглов, 1967, с. 240, рис. 2]
Благодаря стационарным работам Западно—Крымской экспедиции Крымского филиала ИА НАНУ удалось во многом пересмотреть существующие положения по стратиграфии и хронологии городища. За последнее время культурные напластования памятника были вскрыты практически на всех участках на площади свыше 3 тыс. м.кв. Также проводились многочисленные шурфовки и подчистки берегового клифа как внутри Прекрасного Порта, так и за его пределами; осуществлялось наблюдение за земляными работами в окрестностях данного археологического объекта. В их процессе получены значительные по протяженности стратиграфические срезы напластований города, а также большое количество разнообразного материала, дающего возможность составить дробную периодизацию Калос Лимена на всех этапах его жизни.
Рассмотренные в первой главе письменные источники несут недостаточную информацию об абсолютной датировке Калос Лимена и его строительной периодизации. Так, как уже говорилось, самое раннее упоминание о Прекрасном Порте, уже существовавшем к тому моменту, встречено в присяге херсонесцев [IosPE, I2, № 401], которая датирована в пределах первой трети III в. до н.э. Следующие два источника повествуют о событиях т.н. Диофантовых войн, в процессе которых город, занятый скифами, подвергся осаде понтийцами и захвату отрядом херсонесцев [IosPE, I2, №№ 352, 353]. Указанные вооруженные действия происходили в промежутке со 116/115 – 111/110 или 110 — 107 гг. до н.э.[Сапрыкин, 1986, с. 209 — 219; Он же, 1996; Щеглов, 1978, с. 131 — 134; Виноградов, 1987; 1992]. Остальные письменные источники, датируемые первыми веками н.э., дают лишь топографическое описание населенного пункта, называя его при этом скифским портом или гаванью в скифской земле (подробно см. 1,1). Это свидетельствует о том, что сам Калос Лимен был возвращен Херсонесу на крайне непродолжительный промежуток времени.
Из—за упомянутых причин, датировка слоев и периодизация строительных остатков Калос Лимена основана главным образом на разнообразных археологических материалах. В первую очередь, это монеты, количество которых достигает к настоящему моменту около 70 экземпляров. Большое значение для датировки напластований эллинистического периода городища IV — II вв. до н.э. имеют клейма на черепице, амфорах и кувшинах (их общее число превышает 150).